Хорошего дня!
39

Маленькая поэтесса, погибшая в авиакатастрофе в Египте: «Бог дает каждому свое или вообще не дает ничего»

Двенадцатилетняя Катя из Сестрорецка оставила после себя десятки стихотворений

Фото: Из личного архива Екатерины Григорьевой

Юную жительницу Сестрорецка Катю Григорьеву называли «маленьким мудрецом»: двенадцатилетняя девочка писала удивительно глубокие, «взрослые» стихи. Ей прочили большое будущее поэтессы. Но в конце октября Катя вместе с мамой и отчимом решили съездить в отпуск. В Египет

«КАТЕРИНА КРИСТИНА»

В родной 556-ой школе Катю, ученицу 6-Б класса, помнят как «добрую, светлую, отзывчивую, талантливую девочку». За перо она взялась еще в десять лет. Первое стихотворение, трогательное и светлое, посвятила маме Наталье.

Сначала женщина удивлялась внезапно открывшемуся таланту дочери. Потом поняла, что это не просто талант, а дар. Который требует работы: писать-то Катя писала, а вот показывать кому-то, кроме мамы, свои творения стеснялась. В сентябре 2014-го Наталья обратилась к подруге, основательнице «Школы юных писателей» Ирине Рябовой.

Фото: Из личного архива Екатерины Григорьевой

– Сразу было понятно, что девочка очень талантлива, – рассказала «Комсомолке» Ирина Рябова. – Раскрываться она стала не сразу, но потом стихи из нее прямо полились (проза ей нравилась меньше). И среди писательниц Сестрорецка она стала первой.

Катя побеждала в литературных конкурсах. Ее иллюстрации к книгам, которые выпускали сами юные писатели, были лучшими. Любила читать, но не взахлеб, а очень избирательно. У нее сложился собственный, ни на кого не похожий, стиль.

– На занятиях другие дети просили помощи, рифмы, – вспоминает Ирина Рябова. – А Катя садилась в углу и говорила: «Не трогайте меня». Закрывала глаза. Через некоторое время открывала – и писала, писала, писала.

Раз в месяц в «Школе» устраивали открытые уроки. И когда перед родителями появлялась эта девочка с темными проникновенными глазами и читала свои сочинения, аплодисментов не было: пораженные глубокомысленными строчками из уст ребенка, взрослые молчали.

Фото: Из личного архива Екатерины Григорьевой

Даже среди сверстников она была другая: редко улыбалась, если что-то и говорила, то только по делу. Среди веселых подружек Катя была не то, чтобы скрытной: скорее, задумчивой.

– Одно из первых занятий у нас было посвящено псевдонимам, – добавила Ирина. – Катя сказала сразу, что псевдоним у нее есть – «Катерина Кристина». Она уже видела себя поэтессой, пишущей под этим именем.

В этом году Катя, подбадриваемая родителями и учителями, собиралась поучаствовать в конкурсах в Петербурге. Ее стихи должны были появиться в сборниках, в газетах.

«В УЖАСНОМ МРАМОРНОМ ЛЕСУ»

А потом настало 22 октября. В этот день Катя пришла на свое последнее занятие: наставница занималась с талантливой девочкой дополнительно. В последнее время Рябова записывала Катины стихи под диктовку: сама маленькая поэтесса просто не успевала, настолько быстро неслась ее мысль.

– В тот день она была грустная: всю неделю плохо себя чувствовала, не хотела ехать, – вспоминает Ирина. – Я предложила ей хоть немного поработать. Она согласилась. И, не задумываясь, выпалила стихотворение про ягоды. У меня аж сердце заколотилось: «Катюша, – говорю, – ты понимаешь, что это очень тяжелое стихотворение? Может, что-то поменяем?». Но она ответила: «Нет, я так хочу, я так чувствую».

Фото: Из личного архива Екатерины Григорьевой

Эти строки стали для Кати последними:

Горька – белая клубника, В волшебном сказочном саду. Сладка – черна ежевика, В ужасном мраморном лесу.

Свет и тьма – наш вечный выбор, Яркий вкус, иль горький вид. Ты с умом встречаешь легкость, Или сердцем яда крик.

КВАРТИРА С СОКРОВИЩАМИ

В выходные, 24-25 числа, Катя вместе с мамой и отчимом отправились в Египет. Всего на неделю. Но эта неделя растянулась навечно.

Горе рухнуло на плечи бабушки, матери Натальи. Ей пришлось опознавать внучку. Но до сих пор «маленького мудреца» не предали земле: останки мамы и отчима не опознали, ждут результатов генетической экспертизы.

Фото: Из личного архива Екатерины Григорьевой

– Знаю, что у них дома осталось много записных книжек и блокнотов с Катиными стихами, – рассказала Ириня Рябова. – Что-то она хотела переделать, что-то просто не успела дописать. Но какие там богатства, пока никто не знает: бабушка еще не готова войти в этот опустевший дом.

Друзья семьи хотели бы выпустить сборник стихов «Катерины Кристины». Получится ли это, неизвестно. Но он точно будет неполным, ведь в Египте Катя продолжала писать: облекать картины заморской страны в слова было ее «домашним заданием». Эти строки маленькая поэтесса хранила только в своем блокноте.

Простая мечта

Все хотят айфон и айпад, У кого-то другая мечта, Кому-то нужно просто воды Или лучшего друга обнять, Который закрылся в земле навсегда. Важно любовь близких увидеть, А главное никого не обидеть. У кого-то очень простые мечты... Скажи: «А о чем мечтаешь ты?» Мы знаем, Бог дает каждому свое Или вообще не дает ничего. Но они добиваются славы любыми путями. Задумайтесь, люди! Может, рядом счастье твое? Посмотри! Родные и близкие, друзья и подруги, Ты дышишь, ты ходишь, ты смотришь на мир. Будь счастлив и никогда не завидуй, Мечтай, но помни про миг, Что у тебя прекрасная жизнь!

Что-то родное я вижу в книге

Каждый из нас что-нибудь любит, Что-нибудь маленькое или большое. Оно им любимо всею душой, Согреет любой из жизни момент. Я, например, люблю добрые сказки, Стихи, написанные всею душою. Когда я читаю, во мне просыпается, Что-то маленькое, теплое и очень родное. Это красивое, невидимое мною, – Я чувствую своей детской душою. Какой-то герой или птица Учит меня всему в этой жизни: Храбрости, верности и, конечно, любви, В этой жизни все может произойти. Читайте стихи или книги, И вы все поймете, ведь автор Стремится открыть свои чувства вам и другим - И это волшебное, хоть даже простое.

Улыбка

Улыбка – простое слово, А истина одна. И ведь прекрасно – я не спорю. Прощают многое с улыбкой, Разбивают ей сердца, С ней – прекращают слезы, Любовь с ней познают... Радость, ненависть и злость С горячим сердцем все поймут. Так улыбнись же ты прохожим, Они тебе в ответ... Пусть в мире будут все похожи И злость исчезнет навсегда, И только добрые сердца улыбки Свяжут навсегда!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Родственники погибших рейса 9268: Господи, если мы не сможем опознать, их похоронят безымянными

Родных погибших пассажиров рейса Шарм-эль-Шейх - Санкт-Петербург просили приехать на опознание не раньше девяти утра. Но люди от горя не спали уже вторые сутки. Ничто не держало их дома. В глазах родственников - пустота. Надежды больше нет. Совсем. Вопросы спасателей о документах, вещах, подписях пролетали мимо.

- Как меня зовут? Меня зовут Алексей... Нет, Александр, - сорокалетний мужчина несколько секунд беспомощно смотрел на пришедшего с ним друга и вдруг начал рыдать. - Володя, я не помню, как меня зовут. Представляешь, не помню. Как! Меня! Зовут! (подробности)

«Юля с Верочкой разбились на самолете!» Последние фото погибших в авиакатастрофе пассажиров

Большинство из пассажиров погибшего рейса были из Петербурга. Были и туристы из других городов. За каждой строчкой в списке пассажиров - своя история. Кто-то праздновал 10-летний юбилей со дня свадьбы. Кто-то решил отметить день рождения в жаркой стране. Многие поехали вместе с детьми, среди которых были и совсем малютки (подробности)

История чудесного спасения: «Мы с мужем могли лететь на этом самолете, но заказали другую путевку»

Сегодня утром Ирина должна была встретить своих подруг с рейса 7K 9268 из Шарм-эль-Шейх. Теперь женщина стоит растерянная в аэропорту Пулково, перебирает совместные фото в телефоне (подробности)

Истории любви прерванного рейса К9268

«Пока смерть не разлучит вас» - эту фразу произносят в загсе на церемонии регистрации брака. Напутствие для многих супругов остается лишь частью свадебного ритуала. Для пар, летевших роковым рейсом Шарм-эль-Шейх – Санкт-Петербург, оно воплотилось в жизнь (подробности)

Петербурженка, потерявшая в авиакатастрофе четверых: «Они вылетели раньше, потому что очень по нам соскучились»

Наталье Чеботаревой 27 лет. Голос ее звучит спокойно: шок еще не прошел, а слез уже не осталось. В авиакатастрофе над Египтом петербурженка потеряла четверых: мать, отца, дядю и тетю (подробности)

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также